00:10 

Эверетт Янг/Николас Раш, AU/ Romance/Drama

Название: Каприз судьбы
Автор:Avisrara888
Фендом: Stargate Universe
Пейринг: Эверетт Янг/Николас Раш, остальные – по мере необходимости.
Рейтинг: от G до NC-17
Жанр: AU/ Romance/Drama
Размер: Макси, наверное.
Саммари: Янг и Раш узнают друг о друге что-то очень личное.
Статус: В процессе
Предупреждения: ООС.

Первым, что узнал полковник Янг, когда прибыл на Землю в теле половника Телфорда, стала сухая информация о том, что произошло с семьями тех, кто все эти 3 года оставался в состоянии стазиса на корабле. Сообщения были в основном нейтральные, но и без неприятностей не обошлось. Мама Илая снова в больнице – она не выходит оттуда последние полгода. Но все же чувствует себя лучше, чем мать сержанта Грира, которая второй год находится в коме после аварии. Единственный родственник доктора Раша – двоюродный брат – болен быстротекущим раком, а жена полковника Янга подала на развод и с нетерпением ждет, чтобы он подписал бумаги. С большим нетерпением, потому что уже беременна от другого мужчины. Янг и сам не знает, почему ему так плохо от этой мысли – он не злится на Эмили, и прекрасно понимает ее. Он даже рад, что она нашла новое счастье. Но развод для Эверетта Янга становится катастрофой, которая на долгие недели выбивает его из колеи. Причем, выбивает настолько, что успешно избегая «разговоров по душам» с ТиДжей, Камиллой, своими лейтенантами и сержантами, и всеми остальными доброхотами от экипажа, Янг в итоге все равно оказалсяв ловушке – у него больше не было сил сдерживаться и молчать, а рядом в этот момент находился последний человек, с которым стоило откровенничать – доктор Николас Раш. Приветливый, как холодное оружие, и тактичный, как инквизитор, ученый, обсудив с полковником интересующую его проблему, без всякого перехода спросил «в лоб»:

- Что с Вами происходит, Янг? Вы всего лишь развелись, но Ваша семейная драма уже стала трагедией для всего экипажа. Вы что, не понимаете, что изводите и пугаете людей своими демонстративными страданиями, которые в любой момент могут отвлечь Ваше внимание и заставить совершить просчет, ошибку, опасную для «Судьбы»? – Раш говорил резко и грубо, Янг мог просто послать его. Даже встряхнуть для профилактики. Но проблема состояла в том, что ученый был прав. И именно отсутствие сочувствия в его выпаде помогло полковнику осознать эту правоту.

- Эмпатия и разговор по душам – не Ваши методы, да, Раш? – Грустно усмехнулся полковник, тем не менее, давая понять, что принимает все упреки.

- Ну, почему же? Давайте поговорим – облегчите душу. – Деловито предложил Раш, как всегда, желающий действовать конструктивно и рационально. И, как ни странно, Янг почувствовал, что сейчас это качество в собеседнике располагает его к разговору. Но Раш не был бы Рашем, если бы не переходил грань корректности, - Объясните же мне, полковник, почему, черт возьми, такой брутальный и решительный мужчина никак не может принять этого долбанного решения и отпустить женщину, которую не смог сделать счастливой?! Неужели так страшно потерять ее? Вы трусишка, Эверетт Янг?

- Вы ублюдок, Раш! И Вы ни хрена не понимаете! – Взорвался полковник, понимая, что ему сейчас лучше бы было уйти, но слова сами срывались с языка. Все страхи и тревоги рвались наружу. - Я боюсь потерять не ее, а …себя. Черт, Вы не поймете, Раш!
- Ну, конечно. Куда уж мне до суровых рефлексий нашего альфа-самца? – обиженно съехидничал Раш, решивший, что полковник, говоря о непонимании, намекает на то, что щуплый и совсем не мужественный ученый – ему не ровня ни физически, ни психологически.

- Это не рефлексии самца! В том-то дело! – в отчаянии произнес Янг, отводя взгляд.

- Не понял. – Раш расправил плечи и скрестил руки на груди, настраиваясь на глубокий анализ ситуации.

- Я же говорил! – полковник лишь на секунду грустно посмотрел ученому в глаза и снова уперся взглядом куда-то в угол.

- Вы говорили, что я не способен понять, но пока Вы мне и шанса не дали.- Успокаивающим тоном мягко возразил Раш. И уже с нажимом добавил, - Расскажите.

- До того, как я встретил мою жену…Бывшую жену… В юности я…Нет! Я не знаю, как сказать! – Янг нервно мотнул головой и уперся руками в диван, явно собираясь встать. Раш это заметил.

- Не пытайтесь подбирать слова, Янг! Скажите первое, что пришло в голову. Потом объясните. – Быстро выпалил Раш. Янг поднял на него глаза, в них читались мука и стыд. И какая-то отчаянная решимость.

- Мне нравились парни, Раш. – Прошептал Янг, глядя собеседнику прямо в глаза. – Не только девушки, но и парни. Мои родители, друзья – никто из них не принял бы этого. Я чувствовал себя уродом всякий раз, когда…Когда мне кто-то нравился…Мужчина. Но потом я встретил свою жену, и все наладилось, понимаете? Я стал нормальным, обрел себя. Теперь, когда она ушла, что еще я потеряю вместе с ее любовью?....

- Постойте, Вы считаете, что после развода сразу станете геем? Серьезно? - Раш выглядел не удивленным, а скорее серьезно озадаченным. Он наклонился вперед, пытаясь поймать взгляд полковника. Но когда ему удалось, Раша увидел в его глазах разочарование.

- Я же говорил, что Вы не поймете. – Упрямо покачал головой Янг.

- Что ж, Ваших нынешних терзаний я действительно не понимаю. – Легко согласился Раш, но быстро, пока Янг снова не попытался уйти, добавил. – А ведь должен был бы. Потому что Ваши предпочтения мне близки.

- Пред… Вы?.. Янг вскинул голову, с недоумением гляда на спокойно улыбающегося Раша.

- Да, я тоже в молодости играл за обе команды. Только вовсе не чувствовал себя, как Вы выразились, уродом. – Раш укоризненно покачал головой. – До того, как я женился, у меня были отношения с мужчиной. Ничего страшного и ничего особенного, полковник. Просто человеческие чувства, желания, время, проведенное вместе, какие-то планы, какие-то проблемы. Потом мы расстались, и вскоре я встретил свою будущую жену. Люди, с которыми я был близок, меняли мою жизнь, но не меня самого. И Вас тоже никто не менял, поверьте.

- Я бы никогда не подумал, что Вы!..- Никак не мог оправиться от потрясения Янг, теперь он не отрывал взгляда от Раша. Под этим пристальным взглядом мнительный ученый почувствовал себя неуютно.

- А что такое? Я не в Вашем вкусе? – Довольно резко огрызнулся Раш. – Ну, вкусы у людей разные. И нечего так на меня пялиться. Когда-то я был моложе и выглядел иначе…

- Что? Нет! Нет-нет, я не в этом смысле! – Янг покраснел и неловко помахал рукой. – Я просто не думал, что так может совпасть – я решаюсь Вам рассказать, а Вы… понимаете. Спасибо. Что рассказали о себе.

- На здоровье. Я имею в виду – психическое здоровье. – Многозначительно улыбнулся Раш, вставая и направляясь к двери. – Надеюсь, мои нехитрые откровения помогут Вам справиться с Вашими тревогами и вернуться в работоспособное состояние, полковник. «Судьбе» нужен ее командир.

- Раш? – Неожиданно окликнул полковник, когда ученый уже вышел за открывшиеся двери. Раш обернулся.- А тот Ваш… мужчина из прошлого… каким он был?

- Хм… Он был моложе меня, и тогда еще учился. Как и я, он был одержим космосом, говорил, что мечтает стать инженером-исследователем, летать вместе со мной в экспедиции. – Взгляд Раша слегка затуманился, словно он рассматривал старую, дорогую сердцу фотографию, на губах появилась ностальгическая улыбка. Но быстро погасла. – Однако в конце концов, он стал военным. И, видите ли, полковник, так случилось, что Вы… с ним знакомы. Поэтому из этических соображений, давайте больше не будем говорить о наших с ним отношениях – ведь это не только мой секрет, а он вряд ли хотел бы, чтобы Вы узнали.

- О…О, то есть, да! Да. Конечно. Извините. – Янг уже вскочил с места, но явно оставался дезориентированным в пространстве, он был бесконечно удивлен таким количеством неожиданной информации.

- Выглядите так, как будто собрались отдать мне честь. В хорошем смысле этого слова! – рассмеялся Раш. А Янг окончательно смутился, разозлился, но промолчал.



В последующие несколько недель полковник Янг понял о себе три важных вещи. Во-первых, он, наконец, смирился с разводом и никакого переворота в его сознании не произошло. Он по-прежнему чувствовал вину перед женой за то, что не смог сделать ее счастливой, и по-прежнему часто по ней скучал, но теперь это в большей степени было теплое родственное, а не страстное или ревнивое чувство. Во-вторых, полковник больше не комплексовал из-за своей би-сексуальности. Он столько лет с огромным трудом и упорством отрицал это в себе, а принял на удивление легко и быстро. Тревога просто ушла, стыда больше не было, вместо них в душе поселилась спокойная уверенность в собственной полноценности. И эти две новости о себе Эверетт Янг относил к хорошим. Вот только была и третья. И третья была Рашем. Невыносимым гениальным шотландским ублюдком, который получил над настроением и состоянием полковника Янга какую-то странную и нездоровую власть. После того их разговора по душам, Янг надеялся, что они смогут если не подружиться, то хотя бы начать нормально общаться. И, да, - возможно, со временем подружиться. Раш очень помог Янгу, и полковник был ему благодарен, начав даже впервые чувствовать к шотландцу что-то, вроде, расположения, симпатии.

Казалось, они нашли общий язык – прекратили ругаться, пару раз играли в шахматы, один раз Янг даже назвал Раша по имени (за что заработал глубоко удивленный насмешливый взгляд). Все было хорошо до тех пор, пока «Судьба» не влетела в полосу новых неприятностей: несколько важных систем начали выходить из строя, запчастей не хватало, на корабле начались перебои с теплом и светом. И вот тут на нервной почве к Рашу вернулся весь его колючий сволочизм. Янг снова публично обзывался «железным дровосеком», «военным увальнем», «обличенным властью невежей». Только в этот раз злой сарказм и выпады Раша попадали в Янга точнее и ранили глубже – на контрасте с недавним перемирием. Янг не выдерживал, срывался, орал на ученого, тряс его за плечи, прикладывал о стену, один раз даже замахнулся после особо унизительного монолога про «бессмысленного тюленя в военной форме». Но не ударил. Потому что в последний момент вспомнил, как открыло смотрели эти вечно прищуренные глаза и как мягко улыбались тонкие губы, когда они однажды разговаривали наедине о его, Янга, проблемах.

- Передумали, полковник? – Выплюнул Раш, вывернувшись из захвата. – И правильно – я Вам еще пригожусь. Как всегда, разберусь с Вашими трудностями, а там … можно ведь снова бросить меня на какой-нибудь необитаемой планете!

- Раш! Ну, почему Вы такой…Раш?! – Взвыл Янг, быстрым шагом выходя из зала управления, чтобы не дать себе возможности среагировать на летящее вслед «Извините, полковник! Но, поймите, мне тоже не просто общаться с человеком, чей словарный запас настолько скуден, что эпитеты ему приходится заменять фамилиями собеседников!».

И так продолжалось какое-то время. До тех пор, пока «Судьба» не преодолела полосу проблем, а Раш не отошел после стресса. Для Янга было непостижимым, как этот высокомерный человек с болезненным самомнением может заставить себя пренебречь гордостью, чтобы сделать первый шаг к примирению.

- Полковник, системы работают нормально, я проведу еще одну диагностику через несколько часов, но, думаю, проблема решена. – Безымоционально отрапортовал Раш. И вдруг, понизив голос, попросил. – Нам надо поговорить…

- Хотите в очередной раз рассказать, что Вы обо мне думаете? – Привычно среагировал Янг, успевший удивиться изменениям в тоне Раша, но не успевший понять, что они означают. – Желаете на этот раз оскорблять меня публично или наедине?

Все, кто находился в этот момент на мостике, с любопытством обернулись на главных «дуэлянтов» «Судьбы». Раш смутился и явно закипал, Янг ждал его агрессивной реакции. И был потрясен неожиданным тихим ответом взявшего себя в руки ученого:

- Я хочу не оскорблять, а извиниться. И желательно наедине. – Раш на секунду посмотрел на опешившего полковника и снова отвел глаза. В помещении установилась идеальная тишина.

- Идемте. – Все, что смог выговорить Янг.

***

- Итак… - Вопросительно промямлил Янг, когда двери его каюты за ними закрылись.

- Итак, я был неправ. – Неуверенно и явно через силу начал Раш, не глядя на собеседника и по инерции крутя в руках первую попавшуюся вещь (ею оказался моток ниток с тумбочки полковника, которыми Янг штопал по вечерам износившуюся одежду). – Я был с Вами…ммм…

- Груб. – Подсказал полковник.

- Немного резок. – Поморщившись, скорректировал Раш.

- Бестактен. – Настаивал на своем полковник.

- Прямолинеен. – Парировал Раш, посмотрев полковнику прямо в глаза.

- Циничен и хамоват? – Пошел в обход Янг.

- Критичен и излишне откровенен! – Перехватил риторический мяч Раш.

- Глумлив.

- Ироничен.

- Предвзят.

- Не всегда точен в оценках.

- «Не всегда точен»? Ха! – Быстро выходил из себя полковник. – Как насчет: «всегда нахален и бесцеремонен в своих беспардонных беспочвенных выпадах»?

- Ну, знаете! – Задохнулся от возмущения Раш. – Не слишком ли изысканный у Вас вкус для неотесанного солдафона?!

- Вы пришли извиняться или умножать поводы для этого? – Неожиданно вспомнил о причине их разговора Янг. Раш замер и несколько секунд судорожно вдыхал и выдыхал, чтобы успокоиться.

- Извиняться… - Недовольно признал ученый. А потом вдруг лукаво посмотрел на Янга и прыснул от смеха. – Но Вы ведь, с Вашим дикарским образованием и примитивным, как у зубочистки, интеллектом, все равно не оцените безупречности моих искренних извинений, верно?

Они еще несколько минут постояли, глядя друг на друга серьезно, как готовые подраться коты, и вдруг одновременно разразились смехом. А потом снова были шахматы, и редкие обращения по именам, и иногда – завтрак или ужин за одним столом. И Янг почти все время ощущал покой и хорошее настроение, омраченное только тем, что полковник прекрасно знал его причину. Николас Раш – непостижимый и непредсказуемый, как шотландские ветра, стал причиной новых размышлений Эверетта Янга.

@темы: Эверетт Янг/Николас Раш, Stargate Universe, Звездные врата: Вселенная, фик, слэш

URL
   

Редкая Птица

главная