22:18 

Эверетт Янг/Николас Раш, AU/ Romance/Drama

Название: Каприз судьбы
Автор:Avisrara888
Фендом: Stargate Universe
Пейринг: Эверетт Янг/Николас Раш, остальные – по мере необходимости.
Рейтинг: от G до NC-17
Жанр: AU/ Romance/Drama
Размер: Макси, наверное.
Саммари: Янг и Раш узнают друг о друге что-то очень личное.
Статус: В процессе
Предупреждения: ООС.


- С Днем рождения, полковник! Ура! – Янг растерянно остановился, войдя в столовую и оказавшись в центре радостно кричащей и аплодирующей толпы.

- Но…откуда вы узнали? – Смущенно пробормотал он.

- ТиДжей Вас сдала! – Радостно сообщил Илай, вручая Янгу небольшую коробку. – С заказом подарков по интернету в открытый космос, как Вы понимаете, напряженка, так что пришлось поимпровизировать. И – вот…

- Спасибо…- Эверетт Янг не умел легко выражать свои эмоции, но он надеялся, что Илай поймет, как много для него это значит, как он благодарен.

- Это устройство я назвал «Мыслеблог», - Начал поспешно объяснять Илай, пока Янг доставал из коробки и рассматривал нечто, больше всего похожее на маленькое «Кино», - Доктор Раш захватил с корабля пришельцев, похищавших их с Хлоей, элемент чипа, который считывает мысли. Я с ним поработал, восстановил и – вот. Возможность пересмотреть свои воспоминания или все, что сможете визуально представить. Давайте, включите Мыслеблог, вот так… Да, теперь представьте или вспомните что-нибудь.

-Что? – Снова растерялся полковник.

-Да что угодно! – Рассмеялся Илай. – Вспомните что-нибудь. Или представьте, например, что пьяные Камилла и доктор Раш танцуют на столе. А потом – нажмите во-о-от сюда!

Янг нажал на кнопку маленькой сенсорной панели и на экране появилось изображение: полковник и молодой ученый просмотрели короткое, но четкое видео того, как Илай получает легкий подзатыльник. Янг ухмыльнулся

- Что ж, похоже, вы защитили честь Камиллы и доктора Раша. - хихикнул Илай, подмигивая полковнику. – Вот так это устройство и работает. Все видео сохраняется, как на флешке, – потом можете снова просмотреть, сохранить или стереть.

- Спасибо, Илай. – Искренне улыбнулся Янг, пряча Мыслеблог в карман.

- Ну, садитесь же к столу! – ТиДжей помахала им рукой, подставляя Броуди, разливавшему самогон, еще две чашки. – Кстати, у меня тоже есть для Вас подарок, полковник. Я сшила футболку. Правда, она из платья… так что расцветка веселенькая…

- Ох, ты даже не представляешь какой это своевременный и нужный подарок! – Обрадовался Янг, кивая девушке.

- А где доктор Раш? – Завертела головой Хлоя, когда все устроились за столом и подняли кружки. – Я же уже три раза вызывала его по рации.

- Какая разница, мы же не его поздравляем! – Тут же среагировал сержант Грир и отсалютовал кружкой своему командиру. – За Вас, полковник!

- Спасибо, друзья! Спасибо. – Улыбнулся Янг. И все выпили.

Вечеринка продолжалась до поздней ночи, точнее – почти до полного истребления запаса спиртного. Все довольно сильно напились, и многие расходились по каютам парами, надеясь продолжить веселье в приватной обстановке. Броуди вручил полковнику Янгу последнюю поллитровую фляжку с самогоном, сказав, что это – его подарок. События дальнейших минут тридцати Янг помнил смутно. Кажется, он собирался пойти к себе и лечь спать, но потом почему-то решил пройтись. Вроде бы он был на смотровой площадке, на мостике, заходил в зал врат – и везде у него, кажется, была какая-то цель… Янг что-то искал… Или кого-то… Зачем-то. И, вот, теперь он стоял у двери в каюту Николаса Раша. И чувствовал себя одновременно глупо и удовлетворенно. Удовлетворенно – потому что больше он никуда не хотел идти, а глупо – потому что Эверетт Янг категорически не понимал, что ему делать дальше. Он задумчиво посмотрел мутноватым взглядом на фляжку самогона в своей руке, сунул ее подмышку и, плохо соразмеряя силу, громко постучал в дверь. Та открылась далеко не сразу.

- Вы из ума выжили? Или просто издеваетесь?! – Взъерошенный, сонный Раш предстал перед Янгом, завернутым в покрывало. Янг беззастенчиво оглядел его и пьяно улыбнулся.

- Ну, что Вы за человек, Николас? Я только пришел, а Вы сразу на меня нападаете… - Янг попытался пройти в каюту, но Раш преградил ему путь.

- Я только смог, наконец, уснуть! Уже почти утро! Какого Вы сейчас приперлись?! – Раш шипел весьма грозно, но без обычной одежды и в покрывале он выглядел, по мнению Янга, вовсе не устрашающе, а как-то даже трогательно, что ли.

- У меня День рождения. – Доверительно сообщил Янг.

- Поздравляю… - Осторожно, как умалишенному, ответил Раш.

- А подарок? – Требовательно попросил полковник.

- У меня ничего нет. – Все в том же тоне «для общения с сумасшедшими» попытался объяснить Раш.

- Тогда подарите мне немного Вашего времени и здоровья – давайте выпьем? – Широко улыбнулся Янг, гордясь тем, как он подловил Раша.

- Мда…- покачал головой Раш, - Признайтесь, Эверетт, до того, как стать алкоголиком - Вы были фокусником? Потому что до сих пор явно не утратили таланта превращаться в неодушевленные предметы: в стельку, в хлам, в дрова, в салат.

- Да. – С готовностью согласился Янг. – А сейчас я собираюсь плеснуть немного волшебства в Вашу кружку, чтобы напоить Вас, сохранить воспоминание об этом в Мыслеблоге и потом Вас этим видео шантажировать.

- У Илая все же получился Мыслеблог? Покажете? – Тут же живо заинтересовался ученый.

- Выпьете со мной? – Умело торговался военный.

- Никогда не подозревал в Вас таланта к вымогательству… - Задумчиво глядя на Янга, пробормотал Раш.

- Ну, с Вами же по-другому не договоришься! – Пожал плечами Янг и боком все-таки проскользнул в каюту, однако на этом везение закончилось. Янг споткнулся о край покрывала, которым обмотался Раш, начал терять равновесие, ухватился за край тумбочки и, пытаясь не упасть, смел на пол половину всего, что на ней стояло. Приняв, наконец, устойчивое положение, Янг с опаской обернулся к наверняка рассвирепевшему Рашу, очень виновато заглядывая ему в глаза.

- Тюлень. – На удивление спокойно резюмировал Раш. И усмехнулся.

- В ежиной норе…- Напомнил смутившийся полковник.

- Ладно. Присаживайтесь, куда хотите, я пойду - оденусь. – Сообщил Раш и скрылся в ванной. Янг обвел взглядом почти такую же, как и у него, каюту. На кровать садиться он постеснялся и решил ограничиться стоящим у прикроватной тумбочки стулом. Так тумбочку можно будет использовать, как стол. Раш вернулся в привычном облачении, но босиком, залез с ногами на кровать, усаживаясь напротив Янга «по-турецки», и поставил на тумбочку металлическую кружку.

- А вторая? – Уточнил Янг, наливая самогон.

- Второй у меня нет. – Хмыкнул Раш. – Я вообще-то не принимаю гостей.

- Не страшно. Будем пить из одной. – Предложил Янг, наполняя кружку на две трети.

- Непрямой поцелуй… - Шепнул Раш.

- Что Вы сказали? – Янг удивленно вскинул голову, едва не выронив из рук фляжку.

- Ночной сабантуй, говорю, Вы тут устроили. – Хитро рассмеялся ученый.

- Мне показалось, Вы не это сказали… - Промямлил Янг, отставляя фляжку.

- А мне казалось, Вы пришли со мной выпить – ну так за что пьем? За Вас? – Раш взял в руку кружку и поднес к губам, но, не сделал глоток, а лишь облизнулся. Янг заворожено наблюдал за ним и молчал. – Впрочем, за Вас, я полагаю, сегодня все уже выпили. Давайте, лучше за исполнение желаний? Есть у Вас желание?

- Вернуться домой. – Хрипло предположил Янг, и быстро добавил, - Но Вы, наверное, за это пить не будете?

- Отчего же? – Удивился Раш. – С удовольствием выпью за Ваше желание. Мой день рождения все равно впереди – успею еще пожелать, чтобы Ваше желание не исполнилось.

- А, вдруг, не успеете? – С азартом поинтересовался Янг.

Мужчины заговорщицки улыбнулись друг другу – они словно заключили новое пари, начали еще одно соревнование. И это, как всегда, будоражило и волновало, словно опасный вызов. Раш шире улыбнулся, слегка кивнул Янгу и сделал большой глоток самогона, стараясь не морщиться. Что, впрочем, удалось не вполне. Однако он отдышался после первой, опалившей горло, порции спиртного и уже легче выпил еще немного. Кружка перешла к Янгу, тот выпил, даже не поморщившись, - он был уже пьян, и его гораздо сильнее обожгло случайное прикосновение пальцев Раша, передающих кружку, чем многоградусный ядреный напиток.

- Знаете, если хотите, следующим тостом можем выпить за Ваше желание. – Великодушно предложил Янг, подливая в кружку самогона. – Только не надо язвить! Я же вижу – Вы уже собрались. Просто, на самом деле, теперь я тоже думаю, что здесь, на «Судьбе», мы можем найти что-то, чего бы никогда не получили на Земле, в нашей прошлой жизни…

- Рад, что Вы это поняли. – Серьезно кивнул Раш, а потом внимательно посмотрел полковнику в глаза и неподдельно улыбнулся. – Мы действительно можем заново прожить свои жизни, может быть, даже… стать другими людьми – кто знает? И Вы ведь уже нашли что-то, что хотели бы получить, верно?

- Я… Вы имеете ввиду… Что Вы имеете?.. – Янг мучительно покраснел и быстро передал Рашу кружку, чтобы хоть чем-то заполнить этот неловкий момент. Он боялся и одновременно смутно надеялся на то, что Раш намекал на что-то, связанное с их новыми отношениями, хотя и сам не до конца понимал, в чем эти странные отношения состоят. Янг знал только, что его почему-то тянет к Рашу, ему было интересно рядом с ним, хотя и не просто. Очень не просто. И он не знал, что обо всем этом думает Раш. – А Вы сами? Вы нашли что-то, что хотели бы получить?

- Как трусливо, полковник, - хотите сначала услышать мои секреты? – Рассмеялся Раш, а потом, не отводя вызывающего взгляда от лица Янга, сделал несколько больших глотков самогона. Отдышался, снова улыбнулся и, понизив голос до интимного шепота, уточнил, - Или – не хотите?..

- Хочу. – Быстрее и громче, чем ему хотелось бы, ответил Янг. И так как удушливая волна стыда тут же накрыла его с головой, а добавить к уже сказанному было решительно нечего, он совсем уж невпопад промямлил, - Жарко тут у Вас…

- Вы поэтому покраснели? – Мурлыкнул довольный Раш, со смущающей откровенностью заглядывая собеседнику в глаза.

- Вам так нравится меня дразнить?! – С хмельной обидой рявкнул Янг, отворачиваясь от Раша, и нервно прикидывая, не стоит ли уж лучше встать и уйти.

- Мне нравится с Вами общаться, Эверетт. – Твердо произнес Раш, протягивая замершему Янгу кружку. А когда тот нерешительно ее принял, задорно улыбнулся, - И, да, - мне нравится Вас дразнить, потому что Вы так бурно и забавно реагируете. Нравится с Вами спорить, нравится играть с Вами в шахматы и даже пить с Вами самогон, - как оказалось, мне тоже нравится. Вы довольны?

- Да… В смысле, - я не знаю! Вы такой странный, Николас…– Честно выпалил Янг. Нервно глотнул еще самогона, и глядя Рашу куда-то в плечо, все же уточнил, - Так… всё это… то, что Вы перечислили. Это и есть то – что Вы хотели получить?

- Ммм… Я бы не сказал, что это – всё. Есть и другие вещи, которые бы я хотел получить… - Раш сменил позу, расслабленно упав на спину, вытянувшись на кровати и раскинув руки в стороны.

- И… что же это? – Напряженно спросил Янг, уперев локти в колени и подавшись максимально вперед, пытаясь разглядеть в полумраке лицо лежащего напротив мужчины.

- А если я скажу, Вы мне это дадите? – вдруг по-деловому предложил Раш, приподнимаясь на локтях и тоже глядя на Янга – нечитаемым взглядом.

- Вот так сразу?! – Опешил Янг.

- А чего тянуть? – Удивленно приподнял брови Раш и облизнулся.

- Ннно я не… не уверен… что смогу дать Вам это. – С трудом сглотнул полковник, чувствуя себя прыщавым подростком и умоляюще глядя на такого спокойного и уверенного Раша.

- Глупости, конечно сможете! – Убежденно заявил Раш, снова садясь и протягивая руку к отшатнувшемуся Янгу. – Давайте, покажите мне его?

- Что?! – Янг представлял, как смешно и глупо выглядит сейчас с выпученными глазами и открытым ртом, но никак не мог взять себя в руки – переизбыток алкоголя тоже совсем не улучшал ситуацию. Всё казалось сюрреалистичным и одновременно невероятно реальным. Как в параллельном измерении, в другом мире и времени, где возможно всё. Где он, немолодой уже мужчина в разводе, может увлечься самым непростым членом своего экипажа. Где он может искать с ним встреч и вести туманные, двусмысленные разговоры. Где этот невероятный, непостижимый человек может… что? Вот так просто предлагать ему близость? Ту самую, после которой ничто уже не будет прежним? Ту самую, от которой командир «Судьбы» Эверетт Янг уже, возможно, не сможет сейчас отказаться? Эти быстро промелькнувшие в голове мысли, внушили Янгу какую-то отчаянную решимость. И, нагнувшись вперед, так что их лица оказались совсем близко, Янг шепнул Рашу в самые губы. – Так что ты хочешь, чтобы я показал?

- Мыслеблог. Я имел в виду Мыслеблог, конечно. Но… Кажется, Вы, Эверетт, поняли … иначе? – Раш выглядел слегка удивленным, но как всегда, ничуть не смущенным. В отличие от Янга, которому сейчас казалось, что он падает в бездонную пропасть. Чудовищную, ужасную пропасть, откуда ему никогда уже не выбраться. Он отшатнулся, судорожно вздохнул и, не глядя на Раша, быстро встал.

- Эверетт! – Раш тоже соскочил с кровати и схватил Янга за запястье. Вот теперь ученый впервые выглядел эмоциональным – смущенным, виноватым и очень взволнованным. – Все в порядке! Слышите? Успокойтесь. Это я виноват – ну, правда! Я Вас спровоцировал, не удержался. Простите меня, Эверетт. Не уходите.

- Доктор Раш. – С трудом проговорил Янг, не жестко, но твердо снимая его руку со своего запястья и по-прежнему не глядя ему в глаза. – Я сегодня выпил лишнего. И зашел за рамки допустимого… в нашем общении. Прошу Вас, давайте обо всем забудем. Жду Вас завтра на совещание в 12 часов.

Янг на мгновение поднял взгляд, и Раш с раскаянием увидел в глазах полковника боль и стыд. Он снова попытался поймать руку Янга, но на этот раз тот увернулся и быстро пошел к двери. Плюнув на приличия, Раш бегом догнал Янга и встал перед дверью, перегородив путь.

- Эверетт, постой! Выслушай меня хотя бы! – Лицо Янга исказила гримаса то ли злости, то ли страдания. Он попытался пройти напролом, но Раш изо всех сил уперся ладонями ему в грудь. Янг замер, тяжело дыша и низко опустив голову. Раш понял, что это его последний шанс объясниться, так что он очень быстро зашептал, – Все не так, как ты думаешь, все, что произошло сейчас, не было шуткой. То есть – было… Но не в том смысле, что я хотел посмеяться над тобой! Просто… Не удержался. Такова моя натура, Эверетт. И мне стыдно, что заставил тебя устыдиться твоего …порыва. На самом деле мне приятно твое внимание, и ты сам мне… нравишься. Видишь, я сказал это? Теперь ты можешь посмеяться надо мной. Я испугался твоего интереса ко мне, не думал, что ты можешь всерьез симпатизировать такому, как я. И я привык не отвечать на чужое внимание, а защищаться от него. Я просто одинокий стареющий мизантроп, Эверетт. И ты был прав – во мне действительно живет ёж.

- А во мне – тюлень. Наивный глупый тюлень… - Янг, печально улыбаясь, посмотрел Рашу в глаза и сокрушенно покачал головой. А потом накрыл его ладони, все еще упирающиеся полковнику в грудь, своими и – мягко отстранил. – С тобой всегда было трудно, Николас. Но на этот раз я, похоже, совсем уж переоценил свои силы. Я не умею играть в такие игры, и не думаю, что стоит учиться сейчас. Пожалуйста, давай просто сделаем вид, что я сегодня к тебе не заходил? Забудем об этом?

- Вот как? – Запальчиво вскинулся Раш, быстро возвращая себе обычную несговорчивость. – Что ж, отлично! Тогда постарайся забыть и это.

Раш стремительно шагнул вперед, прижавшись к судорожно дернувшемуся Янгу всем телом, порывисто обхватил его плечи и неожиданно сильно притянул к себе. Если полковник и собирался что-то возразить, то он явно упустил инициативу, а его приоткрытые в немом восклицании губы были жестко атакованы стремительным противником. Поцелуй подействовал на обоих сильнее, чем весь выпитый за вечер алкоголь – Раш покачнулся, сильнее вцепившись полковнику в плечи, Янг инстинктивно поддержал его, обхватив за талию, и только потом понял, что крепко обнимает целующего его мужчину. Все тревоги, разочарование, стыд и тяжелые мысли не то, чтобы совсем оставили полковника, но как-то размылись и отошли на второй план. Вместо того, чтобы пытаться снова сосредоточиться на них, Янг с большим и весьма возбуждающим интересом отмечал про себя, насколько Раш остается Рашем в любых ситуациях: уже спустя пару секунд после своей атаки Николас начал испытывать недовольство от одностороннего поцелуя, так что он требовательно рыкнул и довольно чувствительно куснул Янга за губу. Тот вздрогнул, угрожающе стиснул Раша в ответ, и, стряхнув удивленное оцепенение, агрессивно ворвался в его рот языком, перехватывая лидерство и демонстрируя наглому Рашу, кто здесь командир. Раш в ответ издал такой сладостный и тягучий стон, что Янг, безнадежно теряющий голову, понял - сейчас произойдет необратимое. Эта мысль мгновенно отрезвила Янга и придала недостающий импульс – единственный, который мог заставить его сейчас оторваться от Раша. Ощущая болезненную эрекцию, мучительный жар во всем теле и почти невозможность дышать, Янг с силой прижал Раша спиной к открывающей двери кнопке, а затем со стоном отстранился, резким движением вывернулся из объятий и, не глядя больше на мужчину, выбежал из каюты. Николас Раш, прижав ладони к пылающему лицу, медленно опустился на пол и бессильно откинулся к стене.



-Когда у тебя похмелье на Земле, ты чувствуешь, что голова, будто в космосе, но когда у тебя похмелье в космосе – это еще ужа-а-а-аснеее!...- Ныл и стонал Илай, жалуясь хмурому и молчаливому Рашу, сосредоточенно изучавшему что-то на своей консоли. – Ну, скажите хоть что-нибудь! Я ведь даже думать ни о чем сейчас не способен... Даже не отругаете, что ли?

- Иди, поспи, Илай. – Не отрываясь от компьютера, безымоционально ответил Раш. – Сегодня я тут один справлюсь. У меня появилась одна идея…

- Расскажете? – Попытался было заинтересоваться Илай, но неожиданно позеленел и, пятясь к двери, извиняющимся голосом пролепетал. – Нет, лучше не рассказывайте! А то меня вырвет, и это испортит Вам всю презентацию. Извините!

- Куда это Илай побежал? – Спросила доктор Парк, входя на мостик.

- С тех пор, как прозрели, Вы, Лиза, стали сверхлюбопытной… - Проворчал Раш, явно недовольный, что его никак не могут оставить наедине со своей новой идеей.

- Еще одно грубое слово в адрес доктора Парк, и Вы, Раш, вряд ли уже когда прозреете! – Прорычал сержант Грир, шедший сразу за ученой. Он остановился у нее за спиной, встав ближе, чем это подразумевала зона личного пространства при общении между коллегами или просто приятелями. И Раш мог бы просто привычно промолчать на грубость, проигнорировав заступнические жесты Грира в адрес своей любовницы. Но Николас Раш тоже страдал жесточайшим похмельем, отягощенным воспоминаниями о том, как завершился его вчерашний вечер. И грубый, ограниченный сержант-выпендрежник раздражал его в тысячу раз сильнее, чем обычно.

- Вам даже не придется ничего делать, сержант. – Прошипел Раш, послав военному ненавидящий взгляд, - Можете просто продолжить прямо здесь то, что делали с доктором Парк ночью. Я этого зрелища точно не вынесу и сам выколю себе глаза.

В следующую секунду Грир с глухим рыком рванул в сторону Раша, и если бы Лиза не повисла на нем всем весом, шотландец точно уже корчился бы на полу.

- Рональд! Не надо, он ведь тебя провоцирует! – Громко выкрикнула Лиза, заставляя сержанта переключить внимание на нее, - Лучше пойдем отсюда и … действительно продолжим делать то, что советует нам доктор Раш.

Женщина задорно улыбнулась военному, подмигнула и потянула к выходу. Тот пошел за ней, как загипнотизированный, но снова замер, услышав голос Раша.

- Простите меня, Лиза! Вас я обидеть не хотел… - Громко произнес ученый.

- Вы всегда всех обижаете, Николас. И не так уж важно, хотите Вы этого, на самом деле, или нет. – Философски заметила все же явно задетая доктор Парк.

- Даже смотреть на нее не смей, ты, мудак дефективный! – Проорал Грир. – Однажды я выбью из тебя всю твою спесивую дурь. И этот день не так уж далек.

Грир жестко ухмыльнулся и обняв доктора Парк за талию, вывел ее с мостика. Раш еще какое-то время напряженно смотрел на дверь, за которой они скрылись, потом поморщился, потер виски и вернулся к работе. Однако как бы он ни пытался сосредоточиться, из его головы никак не выходили последние слова Лизы. «Вы всегда всех обижаете»… «всегда»… «всех». Это правда? И если да, то - что? Что дальше? Вчера он обидел Эверетта. Но потом ведь он извинился… и поцеловал его… И не правда, что это не важно – хотел он его обидеть или нет. Потому что он – не хотел. Он хотел лишь поиграть с ним, подразнить, спровоцировать и посмотреть на реакцию. Однако когда Николас увидел на лице Янга то выражение беспомощного неверия, отчаяния и стыда, ему сразу стало не до шуток – потому что этого он не хотел. Совсем. На самом деле, он вообще не хотел никаких безумств и сумасшествий, главное из которых случилось вчера ночью. До прошлой ночи Николас Раш больше никогда в жизни не планировал целовать мужчину. Он и о женщинах не думал, а от мужчин старался вообще держаться подальше – слишком много проблем. Но рядом с Эвереттом Янгом весь самоконтроль и самоограничение Раша почему-то летели к чертям. Он просто… не мог удержаться. Не смог остановиться и не спровоцировать Янга, а потом не смог отпустить его, не смог не поцеловать. Николас Раш не привык заниматься самообманом, и сейчас для него было самое время признать – его тянуло к Янгу. К этому сильному и решительному, но при этом ранимому и не до конца уверенному в себе человеку. Раша влекло к этому мужчине, которого он презирал за военную форму и уважал за то, что она совсем не влияла на его человеческие качества. А еще он хотел снова его поцеловать, еще раз почувствовать дрожь в сильном напряженном теле, твердые мускулы под своими ладонями, горячие широкие губы – то робкие и почти неопытные, то бесстыдно-жадные, и всё это - в одном потрясающем безумном поцелуе. Раш с неудовольствием почувствовал, что несмотря на похмелье и усталость, начинает возбуждаться от одного только короткого воспоминания. Он встряхнул головой, привычным жестом отбросив длинные волосы, и попытался снова заняться проверкой своей новой идеи. Результаты исследования удовлетворили ученого, тем более, что теперь у него был повод обсудить свою мысль с командиром корабля, а он почему-то очень хотел поговорить с командиром. Но вот беда – совещание с учеными Янг предусмотрительно перенес на завтра, а на вызовы по рации не отвечал, и Раш не знал, где его искать. Николас сходил в столовую и съел безвкусный обед, проверил Зал врат и Смотровую площадку. А когда проходил мимо медпункта, услышал, наконец, знакомые голоса.

- ТиДжей… Тамара, не надо… - В голосе Янга звучала явная неловкость.

- Но почему?.. Чего ты боишься? – Врач была настойчива, хотя и говорила почти шепотом.

- Это… не очень уместно. – Настаивал на своем Янг.

- Ты здесь, я здесь – как это может быть неуместным? – В голосе ТиДжей слышалась улыбка и мягкая, обволакивающая нежность. Подслушивающего под дверью Раша от этого почему-то слегка затошнило. – Ну, же… давай? Разожми немного губы… вот так…

- Извините, что помешал вашим … процедурам, но мне нужно поговорить с полковником. – Раш агрессивно смотрел на замерших в неоднозначных позах врача и военного: он сидел на кушетке, а она стояла между его широко разведенных ног и, наклонившись, держала его лицо в руках.

Ученый ожидал, что девушка хотя бы смутится и отойдет от мужчины, которого секунду назад явно соблазняла. Но ТиДжей его удивила – она не только не покраснела, но наоборот оставалась уверенной в себе и даже демонстрировала легкое раздражение.

- Доктор Раш, полковник Янг – мой пациент, и я с ним еще не закончила. – Быстро, пока Янг ничего не успел сказать, проговорила ТиДжей. Раша это просто вывело из себя.

- Да уж, я вижу, что вы оба еще не закончили! – Ядовито хмыкнул он, - Но в таком случае, вам, наверное, стоило бы НАЧАТЬ в другое время и в более подходящем месте. Здесь, доктор, Вам и Вашему любимому пациенту в любой момент могут помешать.

- Что Вы несете, Раш?! – Вскочил с кушетки полковник Янг. – И не смейте разговаривать с лейтенантом Йохансон в оскорбительном тоне!

- А Вы компенсируйте ей мою грубость своей заботой и лаской! – Явно нарываясь и уже плохо контролируя свои слова, предложил Раш. В следующую секунду он расплачивался за это, с трудом пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха, который выбил из его легких сильный удар о стену.

- Раш! Немедленно. Закройте. Свой. Рот! – Тихо, но очень четко приказал полковник, еще сильнее вжимая мужчину в металлическую поверхность.

- Да что с Вами, черт возьми, происходит?! – возмущенно воскликнула ТиДжей, вклиниваясь между мужчинами и с трудом оттаскивая Янга от Раша.

- Не понимаете, принцесса? Ваш рыцарь пытается убить в Вашу честь дракона. – Прохрипел Раш, осторожно ощупывая затылок, которым его чувствительно приложили о стену. – Проблема только в том, что рыцарей и принцесс на нашем корабле много, а дракон – только один. Так что, боюсь, надолго меня не хватит…

- Раш!!! – взвыл полковник. – Вы же и святого доведете до мордобоя!

- Ну, вы-то тут, когда я пришел, явно не святых из себя изображали! – Склочно выкрикнул Раш.

- Когда Вы пришли, - Спокойно и очень ровно проговорила ТиДжей, - Я пыталась уговорить полковника Янга позволить мне осмотреть и смазать герпес, который появился у него во рту.

- Герпес? – Недоверчиво переспросил Раш.

- Не ваше дело! – Рявкнул смущенный и окончательно выведенный из себя Янг, уже направляясь к выходу из медпункта.

- Но я хотел обсудить с Вами одну идею о том, как улучшить управление «Судьбой»… - Почти оправдываясь, крикнул ему в спину Раш. Однако Янг, не оборачиваясь, вышел из комнаты.

- Почему Вы всегда такой, доктор Раш? – Сокрушенно спросила его ТиДжей, когда они остались одни. – Почему Вы всегда всех обижаете?

-А почему вы все говорите одно и то же? – Уныло огрызнулся Раш и вышел из лазарета.

***

Эверетт тяжелым шагом вошел на смотровую площадку, где, к счастью, никого не оказалось, и с глубоким вздохом опустился на диван. Вчера, вернувшись к себе в каюту после… после всего, что произошло, он никак не мог ни протрезветь, ни успокоиться. Поэтому то ли наказывая себя, то ли пытаясь быстрее избавиться от алкогольного помутнения рассудка, Янг сделал температуру в своей каюте минимальной и провел ночь фактически в холодильнике. Но проснулся все равно с похмельем, а еще с жаром и болезненным герпесом где-то на нёбе, из-за которого было больно говорить и трудно двигать языком. Полковнику было бы стыдно в этом признаться, но он даже обрадовался неожиданной болезни, как лишнему поводу отменить совещание с учеными. С Рашем. Эверетт не знал, как ему теперь общаться с мужчиной после вчерашнего. Да, что там - он даже не знал, как ему самому относиться ко всему произошедшему! Воспоминание о жестких беспощадных губах, на какое-то время полностью подчинивших себе душу и тело полковника, жгло стыдом и запретным возбуждением. Если Раш сдерживался, он сдерживался во всем, если отпускал себя, то тоже – полностью. То, с каким напором он вчера набросил на Янга и то, с какой готовностью затем отдал инициативу, - это было настолько же безрассудно, насколько и отважно, и настолько же катастрофично, насколько желанно. Янг отказывался понимать этого мужчину, как и собственные чувства к нему. Но он точно знал, что сейчас не мог находиться рядом с ним, не мог справиться с противоречивыми мыслями и эмоциями. Чего хочет Раш? Чего хочет он сам? Полковник знал, что не должен был позволять Рашу играть с ним, но и сам не должен был сближаться с Рашем. Их связь недопустима, неправильна. А то, что произошло вчера – вообще непозволительное безумие. И Раш тоже должен был бы понимать это и не искать встречи с ним, настойчиво вызывая все утро по рации, а потом устроив эту неприличную сцену в медпункте. Если бы речь действительно шла о чем-то важном, связанном с «Судьбой», Николас уже наверняка бы пинками пригнал всю команду ученых в зал управления и заставил работать, не взирая ни на какое похмелье. Нет, Раш явно преследовал Янга по каким-то личным вопросам, а их-то обсуждать полковник и не желал.

Однако как скоро понял Янг, Раш все же вознамерился довести его до белого каления. С больной головой и саднящим горлом полковник весь день с трудом пытался выполнять обязанности командира, и при этом ему едва ли не каждый час приходилось уворачиваться от засад подстерегающего повсюду Раша.

- Николас, оставьте же меня в покое! – Не выдержал Янг очередного нападения на выходе из столовой. – Завтра на совещании Вы расскажете мне обо всем, о чем пожелаете. А сейчас меня ждут в оружейном отсеке – у военных возникли проблемы с учетом боеприпасов, их может оказаться меньше, чем мы рассчитывали. Это важно, понимаете?

- Нет, не понимаю! – Упорствовал ученый, явно «заплывая за буйки». – На то, чтобы кокетничать с лейтенантом Йохансон, у Вас время нашлось!

- Держите свою больную фантазию при себе, Раш! – Угрожающе понизив голос, предупредил разъяренный полковник, - Вам прекрасно известно, что речь шла о медицинской помощи.

- Ах, да! Кажется, припоминаю… - Ядовито усмехнулся Раш и, приблизившись к напрягшемуся собеседнику почти вплотную, злобно прошептал, - Кажется, герпес, да, полковник? И как же, интересно, Вы его заработали – целовались на ветру?..

Удар в скулу был не очень сильным, не резким и смазанным – не больнее пощечины. Но Николас Раш боялся боли гораздо меньше, чем унижения.

-Черт, Раш! Постойте!..- Если бы ученый обернулся, он наверняка простил бы Янгу его несдержанность – столько вины плескалось сейчас в глазах полковника. К тому же Янг был прав – при желании Раш мог довести и святого, и знал об этом. Но ученый, не глядя больше на Янга, почти бегом покинул столовую. Он был страшно зол, и гораздо больше на себя, чем на полковника. Сам виноват – зачем бегал за Янгом, зачем хотел и требовал его внимания, чего он, собственно, ждал?.. Надо было догадаться, что его проекты и идеи, как и сам Раш никому не нужны. В том числе, и Эверетту. Не надо было быть таким идиотом.

Быстрым шагом заворачивая в отсек, где располагалась его каюта, Раш неожиданно в кого-то врезался.

- Блядь! – Выругался ученый, проверяя, не разбились ли в нагрудном кармане очки.

- Ты это кому, засранец?! – негодующе взревел сержант Грир, который явно ожидал от налетевшего на него мужчины извинений. – Всё, Раш, ты меня достал!

И вот этот удар в челюсть Николас Раш оценил как «сильный». Боль была такой, будто зубы и череп раздробили одновременно, перед глазами вспыхивали и гасли тревожные сигнальные огни. И ученый очень надеялся потерять сознание, но ему не повезло. Он все еще оставался в сознании, даже несколько ударов спустя. Рот Раша все время наполнялся кровью, которую он не всегда успевал сглатывать, и она капала на подбородок, а этот вид, казалось, только распалял военного. Грир вздернул ученого за грудки, свирепо заглядывая в перекошенное от боли лицо.

- Где же теперь твоя дерзость, Раш? Неужели, ничего мне не скажешь? – Возбужденно шептал разъяренный военный.

- Иди на хуй. – Со стоном выдавил ученый, надеясь только, что следующий удар точно его вырубит.

- Ну, всё, сука, ты труп! – совсем по-звериному прорычал Грир, замахиваясь так, будто и правда собирался сломать Рашу шею.

-Отставить, сержант! – Если бы окрик полковника был чуть менее громким или резким, Грира это точно не остановило бы. Но полковник Янг вложил в приказ всю свою командирскую харизму, несмотря на то, что это было непросто сделать, задыхаясь от бега.

Янг пошел искать Раша, чтобы извиниться и поговорить нормально. Все их сегодняшние преследования и прятки теперь казались Янгу глупым ребячеством, недостойным двух взрослых мужчин, один из которых еще и командир. Так что винил полковник, прежде всего, себя. Не важно, что произошло между ними вчера, не важно, что оба запутались. Они должны продолжать сотрудничать – ради экипажа, ради «Судьбы» и ради самих себя. Янг задумался, и не сразу услышал звуки борьбы, но как только понял, что происходит в соседнем коридоре, бросился туда. Ярость, захлестнувшая полковника при виде избитого Раша, в первый момент чуть не заставила его выхватить оружие, чтобы расстрелять взбесившегося сержанта. Невероятным усилием воли, полковник сдержался и лишь молча отшвырнул Грира к противоположной стене, стараясь, чтобы он ударился как можно сильнее. Раш безвольно сполз на пол, слабо помотал головой. Он все еще тяжело дышал, но его взгляд постепенно начал проясняться.

- Лейтенант Скотт, прием! – твердым голосом позвал полковник по рации, испепеляя Грира взглядом, не обещавшим ничего хорошего. И когда Скотт отозвался, приказал. – Сержант Грир сейчас направляется в свою каюту под арест. Я хочу, чтобы Вы проследили за этим.

- Да… Хорошо, сэр. Но…что случилось? – Скотт явно был крайне растерян.

- Выполняйте. – Резко оборвал его Янг. И подошел к вытянувшемуся по стойке смирно сержанту. – Ты осознаешь, что натворил, Рональд?

- Да, сэр. Простите, что подвел Вас. Мне жаль. – Сержант, как всегда, полностью признавал правоту полковника, но в глубине глаз подчиненного Янг видел затаившееся упрямство.

- Вы совершили преступление, сержант. И ответите за него. – Холодно произнес Янг. – А теперь идите в свою каюту. Вы под арестом.

- Есть, сэр.- Послушно ответил сержант и не медля ни секунды, направился по коридору в сторону кают военных.

- А Вы ведь тоже совершили аналогичное преступление, полковник, там – в столовой. – Слабо и сипло, но от этого не менее едко заметил полулежащий на полу Раш.

- А Вы, раз уже начали язвить, явно пришли в себя. Давайте, поднимайтесь. – Призвал полковник, наклоняясь к Рашу и поднимая его, осторожно придерживая за предплечья.

- И все же? – Улыбаясь окровавленными губами, настаивал Раш. Он не пытался вырваться из рук полковника, напротив, чуть качнулся вперед, так что ладони Янга, поддерживая, легли ему на спину, а их лица оказались интимно близко. – Вы накажете подчиненного, а сами избежите наказания, так?

- Так сильно хотите меня наказать? – Горько спросил Янг, слегка поглаживая пальцами смятую одежду ученого.

- Ну, что вы? – Насмешливо сощурился Раш, - Кто я такой, чтобы наказывать и миловать? Просто нелегко всегда быть виноватым во всех грехах в одиночку. Кстати, прежде, чем Вы с Гриром меня избили, я всё время пытался Вам сказать, что с помощью мыслеблога Илая и наших с Хлоей скрытых воспоминаний о корабле пришельцев и их технологиях, мы могли бы раскрыть новые потенциалы "Судьбы". У меня есть идея, как это сделать.

Раш объяснял спокойно, осторожно вытирая рукавом все время выступающую на губе кровь. Янг тяжело вздохнул и на секунду прикрыл глаза.

- Николас, простите меня. Я очень виноват перед Вами. – Янг не мог сейчас глубоко вникать в открывающиеся перед ними перспективы – он только ощущал бесконечное чувство вины и желание поддержать Раша.

- Что ж… - растерялся от такого искреннего извинения ученый. – Подумайте над моей идеей, и давайте потом ее обсудим.

Словно в трансе, Раш сделал шаг в сторону, освобождаясь от придерживавших его рук полковника, оттолкнулся от стены и пошел к своей каюте.

- Николас! Не только сегодня… И вчера – ночью… все, что произошло, было только моей виной и ответственность за все - только на мне. – Решившись, твердо проговорил Янг в спину уходящего ученого. Тот затормозил, но не остановился. И даже не обернулся.

- Ты так говоришь, Эверетт… Но по морде получаю только я. - Беззлобно и тихо промолвил Раш. А потом вдруг коротко рассмеялся и ускорил шаг.

- Но больно не только тебе… - Прошептал Янг, когда Раш скрылся за дверями каюты.

***

@темы: фик, слэш, Эверетт Янг/Николас Раш, Звездные врата: Вселенная, Stargate Universe

URL
Комментарии
2013-06-10 в 01:05 

Анданте
A little party never killed nobody
Очень люблю о них читать)
Трогательная глава)

2013-06-10 в 07:50 

Анданте, Спасибо, Ваши слова очень вдохновляют!:attr:

URL
2013-06-10 в 22:43 

Пожалуйста, не останавливайтесь! Это замечательно выходит )

2013-06-10 в 23:50 

kim_spark, Спасибо! Буду продолжать =)))

URL
     

Редкая Птица

главная